Родители отказываются от эмбрионов

Тяжелое решение. Лишние эмбрионы.

Запись опубликована На пути к мечте · 19 апреля 2018

2 304 просмотра

Хочу поговорить о ситуации, которая возникла в моей жизни. И о выборе, который мне предстоит сделать.

Так уж произошло, что мы с мужем в свое время решились на процедуру ЭКО. Я сейчас не буду много рассказывать о том, что нас к этому привело. Скажу только, что решение это для меня было очень не простым. В этот период моей жизни как-раз начался мой сложный путь к вере и Богу. И именно жизненная драмма из-за отсутствия детей подтолкнула меня к этому.

Но по всей видимости, моей веры и упования на Бога тогда оказалось не достаточно. И мое отчаяние, страх никогда не стать матерью и непреодолимое желание поскорее что-то делать взяло надо мною верх.

Должна признаться, я прекрастно понимала как к вопросу ЭКО относится православная церковь, и понимала почему. Чтобы как-то себя оправдать, я даже просила разрешения и благословения у Батюшки. Очень молилась, чтоб эмбрионов у нас получилось столько, сколько я смогла бы выносить и родить.

В результате ЭКО мы стали родителями! И спасибо за это Богу! Как-бы там ни было, на все воля Божья, и если он попустил всему этому случиться, значит на это есть его святая воля!

Но есть один момент, который мучает меня все эти годы. В процессе ЭКО у нас все-таки были эмбрионы, которые в последствии пришлось заморозить. Какое-то время мы платили за их хранение, но потом перестали. Дело в том, что после вторых родов, которые были очень тяжелыми, врачи мне запретили больше беременеть, так как матка уже не пригодна для вынашивания.

Конечно для многих этот вопрос не вызывает столько терзаний. Для многих это просто био-материал. Но с точки зрения православной веры, душа в человеке зарождается в момент оплодотворения. И то что происходит в процессе ЭКО, несомненно противоречит христианской морали. Конечно, это мой грех и я это прекрастно осознаю.

Но вопрос даже не в этом. Как оказалось, в клиниках репродуктивных технологий практикуют два варианта, что делать с лишними эмбрионами. Можно просто разморозить их. А можно отдать на усыновление другим безплодным парам. Сейчас от меня требуется письменное решение по этому вопросу.

Первый порыв, когда я об этом услышала — никакого усыновления! Мне эта мысль кажется просто мучительной, что где-то по миру будут ходить мои дети, и я никогда не узнаю об этом. Не известно, какие родители им попадутся, будут ли они любить их, смогут ли они дать им все необходимое. Не станут ли эти родители со временем сожалеть о своем решении. Не будет ли этот ребенок страдать всю жизнь.

Казалось, что решение я приняла окончательно. И я с нетерпением ждала документы из клиники. Хотелось поскорее поставить точку в этом вопросе. И потом всю жизнь просто молиться о них, как молятся матери, совершившие аборт.

Но документы все не приходили, странным образом они были утеряны на почте. Когда я обратилась в клинику повторно, мы сверили данные, и они опять отправили письмо. Но и его по-прежнему нет. И тут я задумалась. Может быть мое решение не правильное.

Чем больше я об этом думаю, тем больше я утверждаюсь в мысли, что я не имею права подписывать этим детям смертный приговор в прямом и переносном смысле.

Я задаю себе вопрос: Кто больше грешит перед Богом, та женщина которая совершает аборт и не дает своему ребенку даже шанса на жизнь и на принятие святого крещения? Или же та женщина, которая рожает, но бросает своего ребенка сразу после рождения.

Еще мне вспомнился момент из Библии, когда к царю Соломону пришли две женщины с ребенком. У одной сын умер, и она украла ребенка второй. И каждая утверждала что это ее сын.

И когда Соломон приказал разрезать младенца на две части и раздать женщинам, настоящая мать вскричала чтоб ребенка отдали той другой, лишь бы он был жив.

Несомненно, приняв решения отдать эмбрионы на усыновление, я обрекаю себя на душевные терзания на всю оставшуюся жизнь. Я всегда буду думать какие они, как сложится их жизнь. Наверное это мой крест, который я сама на себя возложила еще 4 года назад.

И все что я могу, это молиться о них и надеяться что Бог управит их жизнь как нужно.

Новые проблемы суррогатных матерей: иногда запланированный ребенок становится никому не нужным

С серьезной проблемой столкнулись сразу несколько российских семей, а вместе с ними медики, юристы и все те, кто имеет отношение к суррогатному материнству. Оказалось, что дети, на первый взгляд, долгожданные и запланированные, порой никому не нужны. От малышей отказываются биологические родители, их не принимают суррогатные мамы. Парадокс, но закон эту ситуацию не регулирует.

Ни как сказать, ни что теперь делать. Зинаида Ракова хотела быть матерью суррогатной, а стала — единственной. От малыша генетические родители отказались на пятом месяце беременности. Аборт делать было поздно. И вот теперь она пеленает, ест орехи, чтобы грудное молоко было повкуснее и уже называет мальчика по имени — Андрюша. Этого больше всего и боялась — привязаться.

Зинаида Ракова, суррогатная мама: «Очень сложно пойти на это все, осознавая, что ребенка придется отдать. Я начинала с психолога, ходила, должно было произойти побыстрее, должны были оформить документы, чтобы хотя бы не видеть его, а получается, уже прирос».

Заставить делать аборт генетические родители не могли и в первые недели беременности. По российскому закону, единственной матерью ребенка считается та, что вынашивает, пока дитя не зарегистрируют.

Константин Свитнев, юрист, директор центра репродуктивного права и этики: «Она решает его судьбу. Захочет, может оставить его себе, захочет, будет шантажировать, захочет, может вообще прервать беременность».

Закон не может заставить ни суррогатную маму отдать ребенка, ни генетических родителей его забрать. Договор, который подписывают стороны, регулирует только финансовые отношения. Остальное — фактически на совести. Поэтому третьей стороне — медикам — в этом не легком суррогатном деле — приходится быть не только врачами.

Маргарита Аншина, директор центра репродукции и генетики: «Иногда мы видим по поведению родителей, что эту маму могут обмануть или наоборот, и предупреждаем».

Абсурдно, но передумать могут и биологические родители — что и произошло в Ульяновске. В сложной процедуре ЭКО-оплодотворения, пара решила подстарховаться и подсадила эмбрионов сразу двум суррогатным мамам. Как в лотерее — у кого получится. А когда получилось у обеих — от одной, естественно, отказались. И, естественно, ничего не заплатили.

Зинаида Ракова, суррогатная мама: «С отцом мы встречались, когда был приличный срок, и отец утверждал, что ребенок им не нужен. Хотя юрист говорил: «Что же вы делаете — он же ваш». Нет, говорит, не нужен».

Не нужен родителям и Антоша, имя малышу дали врачи. Биологические родители отказались от малыша после того, как увидели его первую фотографию. Таких, как Антон называют — «ребенок-бабочка» — кожа хрупкая, как крылья. От легкого прикосновения на теле образуются раны. ЭКО-малыш — ошибка врачей. Тяжелое заболевание должны были заметить еще на стадии эмбриона.

Анастасия Мельникова, волонтер благотворительного фонда: «Любое движение у него вызывает боль. И как он при этом улыбается, я не пойму. Ему ведь больно иногда даже лежать».

Генетические родители Антона давно живут за границей. Но суррогатную маму искали на родине. В большинстве европейских стран коммерческое суррогатное материнство вообще запрещено. Во Франции — потому что противоречит закону об усыновлении. В Германии — врачам за процедуру грозит до трех лет тюрьмы. От материнства за деньги там решили отказаться, пока этика не догонит науку. Чтобы исправляя одну ошибку, не совершить другую.

Зинаида Ракова, суррогатная мама: «Детский дом? Да он и так бедный намучился. Он же не просился на этот свет. Будем жить, как получится».

Получится, скорее всего, через суд. Суррогатная мама надеется, что родители опомнятся и заберут ребенка. А если нет, она будет добиваться положенных алиментов – 25% от ежемесячного дохода. Сразу после того, как генетическое родство будет доказано.

Родители отказываются от эмбрионов

18+ © 2020. Электронное периодическое издание «Медикфорум». Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство Эл № ФС77-39067 от 09 марта 2010 г.

Учредитель: ООО «Медикфорум», главный редактор: Игорь Петров, директор по рекламе: Людмила Овчарова.
Адрес редакции: 107564, г. Москва, ул. Краснобогатырская, д. 42. Телефон: +7 (495) 970-02-22, e-mail: [email protected] .

Все права защищены. Копирование и использование полных материалов запрещено, частичное цитирование возможно только при условии гиперссылки на сайт www.medikforum.ru.

Информация на сайте представлена исключительно в ознакомительных целях. Необходима консультация с вашим лечащим врачом перед использованием любого средства, препарата, лечения или процедуры.

justice pro…

юридическая помощь

Эмбрионы и развод. Кому принадлежат эмбрионы после развода?

После ЭКО часто получают большое количество эмбрионов, часть которых замораживают. Случается, что семейная жизнь заканчивается разводом. Тогда встает вопрос

Кому принадлежат эмбрионы после развода?

Распоряжение эмбрионами возможно только по взаимному согласию. Эмбрионы согласно их правовому статусу находятся в общей собственности у мужа и жены. Во время процедуры ЭКО именно муж и жена подписывают информированное добровольное согласие на различные этапы ЭКО.

Согласно законодательству полученные в ходе ЭКО эмбрионы можно криоконсервировать (заморозить и хранить) для последующего переноса, донировать – отказаться от эмбриона в пользу клиники или бездетной супружеской пары, утилизировать. Обычно одна сторона хочет стать родителем, а другая — не допустить этого. Поэтому, если супруги развелись, и каждый имеет свою точку зрения на судьбу замороженных эмбрионов, то бывшим супругам приходится идти в суд, чтобы определить, кто получает права на эмбрионы после развода.

Развод после ЭКО. Как поделить эмбрионы.

Мужчина обратился в суд с иском о расторжении договора хранения и утилизации оставшихся замороженных эмбрионов в связи с разводом и отсутствия намерения использовать эмбрионы. Суд отказал ему в этом, указав, что ранее при обращении в клинику мужчина подписал договор на ЭКО, информированное добровольное согласие. В подписанном мужчиной согласии был отражен пункт, касающейся судьбы замороженных эмбрионов в случае расторжения брака. Стороны выбрали «судьба эмбрионов определяется женой». В данном случае ранее подписанное соглашение определило решение суда, мужчине отказали. (Апелляционное определение Московского городского суда от 24.03.2015 по делу N 33-9401).

Есть мнение, что возникновения спора между мужчиной и женщиной относительно судьбы их оставшихся замороженных эмбрионов предпочтение должно отдаваться тому родителю, который хочет рождения ребенка. Такой подход, вероятно, связан с морально-этическим аспектом статуса эмбриона как еще нерожденного человека. Эмбриону дается шанс на рождение. С другой стороны, принуждение стать родителем не может являться наилучшим выходом из сложившейся ситуации.

Еще один судебный процесс о судьбе замороженных эмбрионов после развода был в Черкесске. Он мог бы стать прецедентом в подобного рода делах. Имел место развод после ЭКО. Женщина хотела оставить эмбрионы, а мужчина – уничтожить. В договоре на ЭКО был пункт о прекращении хранения эмбрионов с согласия одной из сторон, но женщина настаивала на том, чтобы сохранить их. Замороженные эмбрионы были арестованы до решения суда, но потом бывшая супруга отозвала иск, т.е. она решила не препятствовать решению бывшего мужа.

За рубежом подобные дела уже рассматривались. Рассмотрим некоторые примеры из международной судебной практики в области определения права на эмбрионы после развода.

  • Наиболее известным судебным процессом о судьбе эмбрионов был процесс Натали Эванс.

Миссис Эванс обратилась в клинику ЭКО, где были получены эмбрионы, которые позже были криоконсервированы. Затем женщине удалили яичники, и полученные эмбрионы стали для миссис Эванс единственной надеждой на своего ребенка. Далее супруги разводятся, и бывший муж отозвал свое согласие на использование эмбрионов. Согласно законам Великобритании любая из сторон может отозвать свое согласие до момента переноса эмбрионов. И мисс Эванс было отказано во всех судебных инстанциях, после чего она обратилась в Европейский Суд по правам человека, где тоже получила отказ. Суд мотивировал свое решение тем, что желание истицы стать матерью генетически родного ребенка не должно превалировать над правом бывшего мужа не иметь общего ребенка с мисс Эванс.

  • Дело Морин и Стивена Касс.

Супруги, проходя ЭКО в клинике, подписали соглашение, согласно которому в случае развода замороженные эмбрионы могут быть использованы для научных исследований. Но после развода женщина пожелала использовать эмбрионы для переноса. Она выиграла в суде первой инстанции, но далее суд постановил, что существующее соглашение об использовании эмбрионов в научных исследованиях должно быть выполнено.

  • Дело Нахмани против Нахмани.

Израильская пара получила в клинике ЭКО эмбрионы, которые впоследствии должны были перенести суррогатной матери. Никакого соглашения о судьбе замороженных эмбрионов подписано не было. Супруги развелись, бывший муж отказался использовать эмбрионы. Суд удовлетворил иск супруги, собиравшейся далее проходить лечение, используя полученные эмбрионы. Верховный суд Израиля отменил это решение на основании того, что человека нельзя заставить стать родителем. Но и это решение было отменено коллегией Верховного Суда исходя из того, что у супруги отсутствовали другие возможности стать матерью

Супруги проходили лечение бесплодия в клинике ЭКО, где подписали соглашение о том, что после развода права на эмбрионы будут принадлежать супруге. После развода бывший муж стал против использования замороженных эмбрионов супругой. Суд посчитал, что соглашение не должно исполняться, т.к. «нельзя силой закона заставлять человека стать родителем». Важнее всего должна быть «свобода личного выбора в вопросах женитьбы и семейной жизни».

Как видим, в сходных ситуациях касательно определения принадлежности прав на эмбрионы при разводе после ЭКО, суды принимали противоположные решения.

Возможно, уменьшению неясности в области дальнейшей судьбы эмбрионов после развода помогло бы принятие новых нормативных актов. Например, в законе может быть прописан момент, до которого мужчина имеет право отозвать свое согласие на ЭКО, перенос замороженных эмбрионов.

Бывшие супруги после развода часто не могут прийти к общему решению о судьбе эмбрионов, поэтому обращаются в суд. Суд же, выясняя кому принадлежат эмбрионы после развода, должен взвесить интересы всех сторон, рассмотреть аргументы в пользу рождения ребенка и против этого.

Судьба эмбрионов, оставшихся после ЭКО

Сегодня в программах ЭКО все чаще практикуется перенос одного эмбриона.

По данным Американского общества репродуктивной медицины (ASRM), в 2017 году один эмбрион переносили в 43,9% случаев. Но в результате стимуляции суперовуляции обычно получается несколько эмбрионов. В таком случае один эмбрион переносят, другие, как правило, подвергают криоконсервации.

А что потом?

Предположим, что ЭКО завершилось удачей. Как распорядятся счастливые родители судьбой своих «снежинок»?

Вариант 1. «Хранить вечно»
Некоторые пары, у которых остались после ЭКО эмбрионы, сохраняют их, годами оплачивая хранение в криобанке. Они даже не всегда планируют заводить еще детей. Но расстаться со своими «снежинками» не могут.

Вариант 2. «Не доставайся никому»
Другие бывшие пациенты репродуктивных клиник, ставшие родителями, принимают решение об утилизации оставшихся эмбрионов. Это решение часто принимается после тяжких раздумий, но… решать судьбу эмбрионов только родителям, и больше никому.

Вариант 3. «На благо людям»
Если возвращаться за детьми пара не планирует и при этом владеет эмбрионами хорошего качества, она может отдать эмбрионы в донацию, то есть на усыновление. Во многих репродуктивных клиниках пациентам предлагают программы с донорскими эмбрионами.

Вариант 4. «На пользу науки»
Для повышения результативности ЭКО ученым не обойтись без исследований эмбрионов (до 14-дневного возраста, эксперименты над более зрелыми эмбрионами запрещены). Британские клиники ежегодно проводят опрос пациентов, чьи эмбрионы находятся в криобанках: продолжать хранение, утилизировать, отдать на усыновление или пожертвовать для исследований. По статистике, последний вариант выбирает около 10% всех пар.

Прислушаться к доктору

«У нас чаще хранят эмбрионы, ? говорит директор по эмбриологии сети клиник «Центр ЭКО» Светлана Павлюченкова. ? Если же от хранения отказываются, то, в случае если пара принимает решение самостоятельно, чаще просят утилизировать, чем отдать в донацию (80% на 20% соответственно). А вот после разговора с врачом ? чаще донация (60% против 40% утилизации).

Почему мы советуем отдавать эмбрионы в донацию или хранить (как минимум до рождения ребенка)? Пара может захотеть еще детей, но будет поздно для получения своего биоматериала, а жизнь по-разному складывается, неизвестно что может случиться.

А донация имеет двойной стимул: не утилизировать эмбрион и тем самым не отягощать душу и совесть, и вместе с этим помочь бесплодным парам.

Отдать нельзя оставить

Судьбу оставшихся после ЭКО эмбрионов решают оба родителя. Сложности возникают, когда заморозившая эмбрионы пара распадается или один из супругов умирает. Что делать в такой ситуации, решает суд. И решения эти могут быть разными в разных странах.

Например, в штате Аризона с апреля 2018 года действует закон, по которому все ранее заключенные договоренности о судьбе замороженных эмбрионов у разводящейся пары теряют силу. Суд уполномочен отдать эмбрионы той стороне, которая «даст возможность эмбрионам развиваться до рождения». При этом кто из супругов более достоин реализовать эту возможность, также решает суд.

А вот российский суд в декабре 2018 года запретил женщине после смерти мужа забрать эмбрионы, полученные в браке. Перед ЭКО супруги подписали документы, согласно которым после смерти одного из родителей весь полученный биоматериал подлежит утилизации. После первой попытки ЭКО беременность не наступила. Супруги планировали повторное ЭКО, но мужчина скончался. Клиника отказала вдове в новой попытке ЭКО. Женщина обратилась в суд. Однако суд встал на сторону клиники. Эмбрионы были утилизированы.

Подумать дважды

К счастью, времени на решение судьбы эмбрионов у всех родителей достаточно. Современные технологии заморозки позволяют хранить «снежинки» на протяжении десятков лет. Как пример ? в декабре 2017 года американка воспользовалась донорским эмбрионом и благополучно родила девочку, зачатую в 1992 году. Фактически получилось, что мать старше своей дочери на год и несколько месяцев… Семейной паре не нужно торопиться и принимать решение в спешке. Время есть, чтобы подумать и получить ответы на все вопросы. По словам Светланы Павлюченковой, самый популярный вопрос пациентов сети клиник «Центр ЭКО» на эту тему, это «а вы точно их утилизируете?». Или, в случае донорства, просьба найти «хороших биородителей».

Если пациенты пишут заявление об утилизации, часто боятся, что мы, вопреки заявлению, отдадим эмбрион в донацию без их согласия. В таких случаях успокаиваем, предоставляем акт об утилизации. А если отдают эмбрион в донацию, часто спрашивают, могут ли они потом узнать, наступила беременность с их эмбрионом, или нет. Ответ ? однозначно нет!

Будни эмбриолога

Всем привет. Давно хотел написать пост о своей работе. Я — эмбриолог. Это человек, который занимается вырашиванием детей в инкубаторах. Работа моя очень интересная, и приносит огромное удовлетворение. Очень приятно через девять месяцев видеть фотографии рожденных детей и знать, что ты их видел еще на стадии нескольких клеток. А чаще всего еще и принимал участие в оплодотворении, то есть соединял женскую яйцеклетку с мужским сперматозоидом.
Есть два основных типа оплодотворения: ЭКО и ИКСИ. ЭКО мы делаем, когда нет проблем с подвижностью и концентрацией сперматозоидов. А ИКСИ выполняем или малому количеству яйцеклеток, или при проблемах мужского характера.
Затем еще пять дней мы выращиваем эмбрионы в инкубаторах до стадии бластоцисты (это примерно 120-клеточный эмбрион). После этого эмбрион с помощью специального катетера переносится в полость матки женщины под контиолем УЗИ.
Это мой первый пост. Если есть какие-то вопросы, пишите. Я с удовольствием на них отвечу.
А напоследок Вам несколько фотографий того, что я вижу под микроскопом.

Найдены возможные дубликаты

Точно ли уничтожают эмбрионов, если родители отказываются от заморозки?

Можете выложить фото 3х и 5и — дневных эмбрионов, интересна разница

Бывали ли случаи, когда происходила ошибка и, например, путали родителей, не тех «скрестили «, не того подсадили? )

О как, спасибо. Мне не дали(

Генетический анализ

Добрый день всем моим подписчикам. Сегодня хотелось бы кратко написать о генетическом анализе эмбрионов или ПГТ. В последние несколько лет появилась новая технология под названием Next Generation Sequencing (NGS). Она используется для генетического анализа эмбрионов или ПГТ (предимплантационного генетического тестирования). С помощью нее можно определить эуплоидный ли эмбрион (то есть правильный ли у него набор хромосом). Это помогает нам переносить эмбрионы без таких распространенных нарушений, как сидром Дауна, Патау, Эдвардса и др. Помимо этих распространенных синдромов может быть множество других хромосомных нарушений, которые в дальнейшем приведут к тому, что беременность замирает на ранних этапах или рождается ребенок с множественными аномалиями.

Данный анализ показан семейным парам со случаями семейных хромосомных аномалий, а также старшей возрастной группы.

Не буду описывать всех тонкостей данного анализа. Расскажу лишь, что выполняется он чаще на пятый день развития эмбрионов. С помощью специальной биопсийной пипетки мы отрываем у эмбриона часть (4-5 клеток) трофоэктодермы. Эти клетки направляются на исследование в генетическую лабораторию. А эмбрион замораживается. Через две недели приходит результат анализа. В случае отсутствия хромосомных аномалий эмбрион называется эуплоидным, его можно переносить в организм матери. Женщина приглашается в клинику и вступает в цикл переноса криоконсервированных эмбрионов.

В заключение покажу Вам видео, как выполняется забор клеток трофоэктодермы на анализ.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: