Медицина — одна из самых коррумпированных отраслей

Счётная палата озвучила печальную статистику: почти в треть всех российских детских поликлиник вообще не проведён водопровод, а в половине из них нет горячей воды. Минздрав возражает: всё не так, вы посчитали вместе с больницами гаражи и склады. Так с чем мы имеем дело — с постыдными фактами, на которые указал даже премьер Михаил Мишустин, или с враньём?

Отчёт Счётной палаты был опубликован в четверг, 27 февраля. Основная его часть посвящена ситуации в детском здравоохранении. Ведомство Алексея Кудрина дало оценку эффективности расходования федерального бюджета за 2018-2019 годы, направленного на развитие материально-технической базы. По мнению аудиторов, средства для оснащения детских амбулаторных учреждений расходуются неэффективно.

Как отмечается в отчёте, по состоянию на 1 января 2019 года 14% зданий, в которых располагаются все медицинские учреждения, находятся в аварийном состоянии, в 30,5% отсутствует водопровод, еще в 41,1% нет центрального отопления.

С выводами Счётной палаты не согласился минздрав

Минздрав возразил: в отчёте аудиторов учитывалась информации о зданиях, в которых не оказывается медицинская помощь, — гаражах, складах, компрессорных и трансформаторных подстанциях, котельных и так далее.

В пресс-службе министерства в ответ на запрос РБК сообщили, что статистика выглядит иначе: из 20 тыс. зданий, в которых расположены подразделения медорганизаций, оказывающие амбулаторную медпомощь, водопровод имелся в 19,3 тыс., центральное отопление — в 17,5 тыс., канализация — в 18,7 тыс.

Стационарная медицинская помощь оказывается в 11 тыс. зданиях. Согласно данным на 1 января 2019 года, водопровод имелся в 10,6 тыс., центральное отопление — в 10 тыс., канализация — в 10,5 тыс.

В ведомстве также сообщили, что на программу модернизации первичного звена здравоохранения до 2024 года из бюджета регионам будет выделено 500 млрд руб.

Хроническое недофинансирование

Ситуация в системе здравоохранения действительно не даёт особых поводов для оптимизма. И она усугубляется хроническим недофинансированием отрасли, считает оргсекретарь профсоюза медработников «Действие» Андрей Коновал. По его мнению, необходимы вложения в систему не только из средств и фондов ОМС, а прямое финансирование из бюджета именно на капитальный ремонт медучреждений, а также для закупки дорогостоящего оборудования, то есть всего, что дороже 100 тысяч рублей.

«Естественно, федеральный центр выделяет определённые суммы на эти вещи, но недостаточно. А регионы, поскольку для многих из них остро стоит проблема бюджетного дефицита, то они стремятся его сократить, в том числе экономя на собственных медучреждениях», — отметил Коновал.

По его словам, в целом сумма, которая выделяется на медучреждения, совсем не мизерная, «цифры выглядят вполне прилично», отметил он. Другое дело, что вся система здравоохранения десятилетиями не получала достаточных средств, а страна огромная. При этом и медицинская наука требует вложений. А средства расходовались крайне неэффективно.

К тому же здравоохранение в целом считается одной из самых коррумпированных отраслей — здесь проще всего использовать ту же систему откатов. И так было на протяжении длительного времени. «Не думаю, что сейчас всё серьёзно поменялось», — сказал Коновал.

«Придётся здравоохранение восстанавливать из руин»

Система здравоохранения действительно находится сейчас в глубоком кризисе, подтвердил в беседе с Царьградом президент Лиги защиты врачей кандидат медицинских наук Семён Гальперин. По его мнению, проблемы накапливались постоянно с 2012 года, то есть все годы «оптимизации», когда огромные деньги уходили в пустоту, когда были непонятные программы модернизации, когда закупали совершенно ненужные вещи, а ремонты шли постоянно.

«Но в результате, видимо, очень сильных коррупционных процессов в системе организации российского здравоохранения всё это привело к такому глубокому кризису. Сейчас опять мы пришли к разбитому корыту, когда у нас нет аппаратуры, нет нормальных зданий, нет врачей, некому учить, нет нормальных преподавателей, которые уходят из-за тяжёлой работы, из-за низкой зарплаты и так далее. Фактически систему здравоохранения придётся теперь восстанавливать из руин», — считает Гальперин.

Гальперин полагает, что сейчас сложно получить нормальную и нужную медицинскую помощь и неизвестно, сможем ли мы справиться с грозящей всем эпидемией коронавируса.

При этом только в одной Москве уничтожено более половины больниц, а поликлиники, которым передали полномочия по оказанию медицинской помощи, не приспособлены для оказания такой помощи. «Это вообще в большинстве случаев бесполезные учреждения на самом деле. Поэтому нам придётся опять восстанавливать медицинскую систему», — уверен врач.

Медицина в Москве и по России — это две большие разницы

По мнению доктора Александра Мясникова, отсутствие единого подхода в медицине привело к катастрофе. Иными словами, здесь лечат, а там калечат.

«Если посмотрим по Москве, есть устойчивое движение вперёд. А если по стране, то даже не знаю. Я много езжу, вижу зарплаты врачей, вижу, что пишут мне люди. Просто волосы дыбом становятся, когда сравниваешь радостные репортажи с этой картиной. Поэтому я просто не могу судить. В Москве — да, мы поднимаем зарплаты, внедряем новые методы. А где-нибудь в Тверской области — что там делается? Я ездил — смотрел, и… грустно мне. Никакие деньги там просто так ничего не изменят. Вот если бы московскую медицину — сам подход к организации — распространить на всю остальную страну, я бы сказал: «Да, мы движемся только вперёд», а пока… но, но, но», — сказал в беседе с Царьградом Александр Мясников.

Медицине не хватает врачей — это очевидно, а значит, реформировать здравоохранение надо через обучение медиков, говорит доктор Мясников. Начнём сегодня, и первый результат получим спустя пять лет, когда студенты с новыми знаниями выйдут из вузов. Но это лишь одна из вершин айсберга, считает доктор Мясников.

«Понимая, что мы не можем переобучить всех, я бы провёл общую жёсткую переаттестацию. Но не ту, что проходят 99 процентов медиков. Например, есть система «Московский врач», которая отсеивает 90 процентов «студентов». Оставшиеся 10 процентов были бы у меня директорами, заведующими — словом, врачами, обучающими других. А тех, кто не прошёл аттестацию, я бы поделил на перспективных — тех, кто ещё может подтянуться, и неперспективных. После повторной переаттестации — дал бы им года два на это — я бы снова их разделил по уровню подготовки. То есть навёл бы порядок в хозяйстве, потому что сегодня мы не понимаем, кто у нас грамотный, а кто неграмотный. А дальше я бы обучал врачей, не вкладывая никаких денег», — заключил Мясников.

«Стыдно и грустно»: как загубили российскую медицину

Ведущий «Сухого остатка» Юрий Пронько в новом выпуске программы затронул тему оптимизации отечественной медицины, которая обернулась катастрофой. Так, накануне премьер-министр Михаил Мишустин признался, что ему стыдно и грустно после посещения одной из больниц Кургана. Пронько считает, что к такой плачевной ситуации привели необдуманные решения прошлого правительства и теперь пришло время эти ошибки исправлять.

Накануне премьер Михаил Мишустин откровенно заявил, что ему «очень грустно и стыдно» после посещения одной из рядовых больниц в Кургане. Тут же на месте он дал распоряжение главе минфина Антону Силуанову выделить в срочном порядке 200 млн рублей на ремонт и оснащение городской больницы.

Ранее чиновники провели в российском здравоохранении так называемую оптимизацию. По словам ведущего «Сухого остатка» Юрия Пронько, горе-реформаторы не просто нанесли удар по медицине, а довели её до катастрофы.

По словам ведущего, медперсоналу курганской больницы скорой помощи, которую не ремонтировали более 30 лет, повезло. В «ручном режиме» будут изысканы средства и направлены на ликвидацию того позора, который испытал премьер. Однако тысячи больниц, поликлиник, фельдшерских пунктов, которые все эти годы постоянно оптимизировали, остаются один на один со своими проблемами, замечает Пронько.

«Складывается чёткое ощущение, что ведётся целенаправленная работа по тотальному уничтожению медицинской отрасли в России», — выразил свою точку зрения Пронько.

Коррупция в здравоохранении и ее виды

Коррупция в здравоохранении — это повторяющееся и находящееся в постоянном развитии комплексное негативное социально-правовое явление, которое выражается в корыстном использовании медицинскими работниками своего служебного положения в государственной (муниципальной) и частной системах здравоохранения с целью неправомерного получения материальных, нематериальных благ и преимуществ, а также в незаконном предоставлении таких преимуществ физическим или юридическим лицам, причинившее или способное причинить существенный вред интересам общества и государства в области охраны здоровья населения, а также разрушающее нормальные общественные отношения в сфере реализации прав граждан на охрану здоровья и получение медицинской помощи.

Уровень совершения коррупционных правонарушений в данной области может варьироваться от исключительно высокого (уровень правительств государств), до низкого (система «врач-пациент»).

Можно выделить несколько наиболее типичных видов коррупции в здравоохранении:

1. Растрата и расхищение средств, выделенных на здравоохранение, или доходов, полученных за счет платежей со стороны потребителей. Это может происходить как на государственном и местном уровнях, так и непосредственно в медицинских учреждениях, получающих такие средства. Лекарства, другие ресурсы и оборудование медицинского назначения расхищаются для личного пользования, использования в частной практике или в целях дальнейшей перепродажи.

2. Коррупция в сфере государственных закупок. Вовлеченность в различные сговоры, взяточничество и получение «откатов» в сфере государственных закупок приводит к переплатам за получаемые товары и услуги или к невозможности обеспечения качества, обусловленного контрактами для таких товаров и услуг. Также расходы больниц могут включать значительные затраты на капитальное строительство и приобретение дорогостоящего оборудования.

3. Коррупция в платежных системах. Здесь коррупционные действия могут включать бесплатное обслуживание, подделку страховых документов или использование средств медицинских учреждений в интересах тех или иных привилегированных пациентов; выставление незаконных счетов страховым компаниям, государственным органам или пациентам, не входящим в соответствующие перечни или вовсе не оказанных услуг в целях максимизации доходов; подделка счетов, квитанций, расходных документов или учет фиктивных пациентов. Кроме того, возможны и такие формы коррупции, как: развитие собственного бизнеса за счет создания финансовых стимулов или выплаты «откатов» врачам за направление пациентов в ту или иную организацию; неправомерное направление врачами пациентов государственных медицинских учреждений на обслуживание в собственные частные структуры; проведение неоправданного медицинского вмешательства в целях увеличения собственных доходов.

4. Коррупция в системе поставок лекарственных препаратов. Препараты могут расхищаться на различных уровнях системы распределения. Государственные чиновники могут требовать «вознаграждение» за выдачу разрешений на продажу продукции или работу тех или иных структур, за проведение таможенной очистки или установление выгодных цен. Нарушение кодексов поведения на рынке приводит к тому, что врачи вынуждены отдавать предпочтение определенным лекарствам при выписке рецептов. У поставщиков могут вымогаться различные уступки при условии выписки рецептов на их продукцию. Еще одной возможной формой коррупционных действий является выдача разрешений на торговлю поддельными или некачественными лекарственными препаратами.

Кроме того, коррупция в учреждениях, предоставляющих медицинские услуги, может принимать и другие формы. Так, например, самыми распространенными видами «взяток» являются следующие:

— за получение листка временной нетрудоспособности и разнообразных справок: о негодности к военной службе, о годности к управлению транспортными средствами, о допуске к выполнению тех либо иных работ, о разрешении заниматься тем или иным видом спорта;

— за качественное проведение операции пациенту (т.е. не «как всем», а с индивидуальным подходом). В этом случае пациенту гарантируется качественный дооперационный и послеоперационный уход, применение лучших медицинских препаратов, шовных и перевязочных материалов;

— за подтверждение либо сокрытие тех, или иных медицинских фактов (чаще всего побоев и иных телесных повреждений);

— за выписку «нужного» рецепта;

— за искажение истинной причины смерти (размеры подобных взяток являются одними из самых крупных в медицине, поскольку во многих случаях имеют непосредственное отношение к совершению преступлений);

— за досрочную выписку пациента из больницы либо, наоборот, за продление нахождения пациента в больнице.

При этом речь идет не столько о мелких взятках в виде «подношений» врачам за лечение, сколько об участившихся в последние годы более опасных коррупционных проявлениях:

— искусственном создании «дефицита» оказания медицинских услуг, когда люди, остро нуждающиеся в определенных медицинских исследованиях, вынуждены ждать их месяцами. В то же время за определенную плату эти исследования проводятся более оперативно. При этом вынужденная оплата медицинских услуг далеко не всегда гарантирует их качество;

— постепенном превращении лечебных заведений в «торговые», в которых происходит замена честных квалифицированных врачей на коммерсантов от медицины.

Коррупция в здравоохранении, подрывает доверие граждан к представителям медицинского сообщества, ведь изначально в сознании людей медицинский работник — это человек, призванный помогать людям, нередко дающий последнюю надежду, когда жизнь и здоровье висят на волоске. Однако в реальности все обстоит иначе: грубость, халатность, неверно поставленные диагнозы и зачастую прямой намек на дачу взятки. Такое отношение вызывает отвращение к людям в белых халатах.

Несомненно, существуют врачи, работающие «за идею», и их немало, но именно взяточники составляют предвзятое мнение людей о медиках. Это приводит к снижению моральных устоев населения. Многие перестали верить в то, что борьба с коррупцией принесет видимые результаты, и само ее проявление стало обычной нормой жизни.

В статье 41 Конституции РФ предусмотрено, что медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений.

В статье 80 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» от 21.11.2011 № 323-ФЗ указано, что при оказании медицинской помощи не подлежат оплате за счет личных средств граждан:

1) оказание медицинских услуг, назначение и применение лекарственных препаратов, включенных в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, медицинских изделий, компонентов крови, лечебного питания, в том числе специализированных продуктов лечебного питания, по медицинским показаниям в соответствии со стандартами медицинской помощи;

3) размещение в маломестных палатах (боксах) пациентов — по медицинским и (или) эпидемиологическим показаниям, установленным уполномоченным федеральным органом исполнительной власти;

4) создание условий пребывания в стационарных условиях, включая предоставление спального места и питания, при совместном нахождении одного из родителей, иного члена семьи или иного законного представителя в медицинской организации в стационарных условиях с ребенком до достижения им возраста четырех лет, а с ребенком старше указанного возраста — при наличии медицинских показаний;

5) транспортные услуги при сопровождении медицинским работником пациента, находящегося на лечении в стационарных условиях, в целях выполнения порядков оказания медицинской помощи и стандартов медицинской помощи в случае необходимости проведения такому пациенту диагностических исследований — при отсутствии возможности их проведения медицинской организацией, оказывающей медицинскую помощь пациенту;

6) транспортировка и хранение в морге поступившего для исследования биологического материала, трупов пациентов, умерших в медицинских и иных организациях, и утилизация биологического материала.

Статья 51 ФЗ закрепляет право одного из родителей (члена семьи или законного представителя) на бесплатное совместное нахождение с ребенком в медицинской организации при оказании ему медицинской помощи в стационарных условиях в течение всего периода лечения независимо от возраста ребенка.

Работники здравоохранения, как и все остальные несут ответственность за свою деятельность, в том числе за коррупционные преступления.

Согласно УК РФ, возможно привлечение работников здравоохранения к уголовной ответственности за совершение преступлений, которые можно назвать должностными: злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285), превышение должностных полномочий (ст. 286), получение взятки (ст. 290), служебный подлог (ст. 292), халатность (ст. 293).

В практике встречаются случаи привлечения медицинских работников к уголовной ответственности за преступления против правосудия, например, за заведомо ложное заключение эксперта (ст.307 УК РФ), а также за преступления в сфере экономики (например, за вымогательство по ст. 163 УК РФ).

К медицинским работникам, совершившим профессиональные преступления, могут применяться различные виды наказаний — от штрафа до лишения свободы. В качестве основного или дополнительного наказания медицинские работники могут быть лишены права заниматься профессиональной деятельностью.

По данным международных сообществ, прослеживается прямая зависимость уровня детской смертности от коррупции в стране. Отсутствие лекарств и распространение поддельных, не соответствующих стандартам лекарств приводят к страданиям пациентов и представляют прямую угрозу для их жизни. Коррупция напрямую подрывает доверие общественности к государственным институтам.

Государственные органы России принимают ряд важных актов, призванных противодействовать коррупции в целом. Однако актов по противодействию коррупции именно в сфере здравоохранения очень мало. Поэтому, ни существующее законодательство, ни правоприменительная практика пока не могут эффективно противостоять коррупции в сфере здравоохранения.

Людмила Солдатова, референт отделения информации

Как медицина стала самой коррумпированной сферой

Недавно ВЦИОМ обнародовал любопытный рейтинг, касающийся оценок россиянами коррумпированности сотрудников тех или иных сфер деятельности.

Согласно исследованию, честность сотрудников ГИБДД выросла, а вот медработников, наоборот, снизилась. Насколько корректна сама методика исследования? И можно ли извлечь из ее выводов практическую пользу?

В рамках опроса ВЦИОМа социологи предоставили таблицу сравнительного рейтинга коррумпированности различных сфер общественной жизни:

  • в ГИБДД — 23% опрошенных
  • в полиции 16% опрошенных
  • в ЖКХ — 22% опрошенных
  • в судебной системе — 18%.

А вот медицина получила две пальмы первенства сомнительного характера. Во-первых, из-за максимально высокого уровня обвинений в коррумпированности — 27%, а во-вторых, из-за резкой динамики роста этого показателя. Так, в 2006 году он составлял 11%, в 2016 — 21%, а в текущем году подскочил еще на треть.

Но прежде чем бить тревогу, стоит задуматься о некоторых немаловажных моментах. Так, еще в октябре 2015 года ВЦИОМ проводил похожий опрос, касающийся коррумпированности.

Тогда работники ГАИ и медики поделили между собой два первых места — с 32% и 21% соответственно. А СМИ заняли последнее место с двумя процентами — показателем на уровне статистической ошибки.

Но при этом 52% опрошенных заявили, что журналисты берут взятки. Если честно, очень сложно представить, на основе чего случайно выбранные социологами граждане сделали такие выводы…

Один из удручающих итогов опросов о коррумпированности — отсутствие конкретизации отдельных видов этого явления.

Коррупция в медицине

Формально, конечно, любая передача денег от гражданина должностному лицу — это взятка. Но, наверное, для любого нормального человека будет представлять существенную разницу случай, если он попытается полюбовно уладить дело, например, после превышения скорости, — или же когда полицейский сам остановит его машину по выдуманному поводу и возьмет с водителя мзду.

Так и в медицине коррупция коррупции рознь. Если тяжелобольного человека, не догадывающегося о том, что от него ждут денег, держат в хирургическом отделении вместо проведения нужной операции, а потом отправляют лечиться домой под каким-то предлогом, то за такое вымогательство надо карать максимально беспощадно.

Но если человек желает за дополнительное вознаграждение получить в медучреждении дополнительные услуги и сам сует конверт врачу в карман, то это уже несколько другая ситуация.

А поводов для такого весьма немало:

  • кто-то захотел оформить липовый больничный для продления отпуска
  • другому нужно лечь для стационарного лечения в обход официальной очереди на госпитализацию
  • кому-то необходимо, чтобы его престарелого родственника продержали в терапии несколько курсов подряд вместо одного.

Наконец, подавляющему большинству хочется, чтобы их на вполне рядовом приеме осмотрели со всей внимательностью. А как это сделать, если среднее время приема в наших поликлиниках на одного пациента колеблется в пределах 10 минут? Вот больные и пытаются купить лишние минуты то шоколадкой, то купюрой.

Как представляется, причина коррупции в медицине кроется не только в менталитете многих ее работников, но и в низком уровне медицинского обслуживания. Тем более что перед их глазами есть примеры таких западных сериалов о медицине как:

  • «Скорая помощь»
  • «Доктор Хаус» и другие.

При этом люди забывают, сколько может стоить такое лечение; а в России довольно просто можно найти медучреждения сопоставимого качества услуг и комфорта, но намного дешевле, чем на Западе. При этом, к сожалению, услуги таких учреждений все равно официально обойдутся дороже, чем взятки докторам госбольниц.

С «благодарностей» врачам налоги платить не надо, а:

  • зарплату медсестрам, санитаркам
  • содержание здания больницы
  • медикаменты и тому подобное

оплачивает государство. То, что врач получил в карман, — это чистый доход.

Вот и выбирают заболевшие граждане этот коррупционный путь вместо того, чтобы обратиться в частную клинику. При этом они сами потом жалуются на высокую коррумпированность госмедицины.

Или взять, например, фактические «откаты» врачам от фармацевтических компаний за назначение более дорогих лекарств больным. Минздрав подобную практику уже не раз пытался прекратить, вплоть до полного запрета назначения лекарств с фирменными, а не международными названиями.

О коррупции в медицине можно говорить еще очень долго, как и о способах борьбы с ней. Но почему-то вспоминается интересный пункт из свежего рейтинга ВЦИОМа: 20% опрошенных считают коррумпированным все общество в целом! Может, каждому стоит в первую очередь начать с себя?

Читайте также:

Встройте «Правду.Ру» в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Добавьте «Правду.Ру» в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках.

От коррупции к медицине: опросы выявили «главную боль» россиян

Ирина Алкснис

Сразу два интересных социологических опроса были обнародованы на днях. ВЦИОМ провел очередной замер общественного мнения по вопросу коррупции, а ФОМ выяснил мнение россиян о министрах предыдущего правительства.

Несмотря на, казалось бы, совершенно разную тематику исследований, между ними оказалось нечто общее — главная болевая точка, указанная респондентами. Ею оказалось здравоохранение.

В этой ситуации трудно сказать однозначно, что выглядит более впечатляющим: успехи ГИБДД последних лет в очищении своего образа в глазах российского общества или отсутствие такого же прогресса в медицине.

В то же время опрос ВЦИОМ показал, что коррупция перестала восприниматься в российском обществе в своем буквальном смысле — как злоупотребление должностными лицами своими полномочиями и правами в личных целях. Термин «коррупция» часто стал употребляться людьми для обозначения ситуаций или явлений, которые вызывают их недовольство в целом, даже если, по существу, коррупционной составляющей там нет.

Наиболее ярко это проявилось как раз в вопросе о сферах, наиболее подверженных коррупции. Почти четверть опрошенных (24 процента) заявили, что коррупцией охвачено все общество в целом. Однако, когда людей спросили конкретно о наиболее коррумпированных институтах, выяснилось, что с этим у них есть трудности. Самый худший результат — уже упомянутые 23 процента у здравоохранения. В остальном же ситуация радикально позитивнее: по 16 процентов у ГИБДД, ЖКХ и полиции (без ГИБДД), по 14 — у прокуратуры (судов) и местных властей, 11 — у сферы образования. У всех остальных меньше десяти процентов.

Понятно, что при таком раскладе 24 процента у пункта «Все вокруг коррумпировано» отражает скорее общее недовольство этих респондентов проблемами и недостатками, которые они видят вокруг (а также их личный, довольно пессимистичный взгляд на мир), нежели реальное состояние дел в стране.

Нынешние же высокие оценки коррупции в российской медицине отражают скорее недовольство людей ситуацией в этой сфере вообще, и это недовольство респонденты согласны именовать предложенным термином «коррумпировано». С одной стороны, здравоохранение переживает крайне болезненные реформы в виде сокращений медицинских учреждений, оптимизации, бюрократизации, квотированного лечения, повышения нагрузки на врачей. Огромное количество людей на собственном опыте сталкиваются с негативными сторонами происходящего. А с другой стороны, имеющиеся позитивные сдвиги кажутся недостаточно значительными по сравнению и с ощущаемыми ухудшениями, и с более масштабными изменениями в других сферах.

Медицина — одна из самих кор.румпированных отрасли

Россияне считают медицину самой коррумпированной отраслью в стране

Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) провёл опрос среди россиян об уровне коррупции в различных сферах деятельности страны.

По данным мониторинга, большинство опрошенных считают наиболее коррумпированной отрасль в России медицину. Такое мнение высказали 23% респондентов.

На втором месте идёт служба ГИБДД и сфера ЖКХ (по 16% опрошенных), а также прокуратура (14% опрошенных).

Подобный опрос проводился и год назад. Тогда большинство россиян также назвали наиболее коррумпированными медицинских работников, поставив их перед сотрудниками ГИБДД.

Как сообщалось ранее, коррумпированность работников Государственной инспекции безопасности дорожного движения снизилась, полагают россияне. Подробнее читайте: Россияне считают врачей главными коррупционерами в стране.

Россияне назвали ЖКХ одной из самых коррумпированных отраслей

Сфера жилищно-коммунального хозяйства является одной из наиболее коррумпированных отраслей, считают 16% россиян. Об этом свидетельствуют данные опроса об уровне коррупции в стране, который провел Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ).

В число наиболее коррумпированных сфер также входят медицина (23%), ГИБДД (ГАИ) и полиция (по 16%), судебная система и прокуратура (14%), считают респонденты. Четверть наших сограждан (24%) убеждены, что во взяточничестве погрязло все общество, поясняется в исследовании.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: